Календарь новостей

Резонов Геннадий Иванович

В органах прокуратуры с 1973 года. Трудовой путь начинал во 2-м Управлении Генеральной прокуратуры СССР, в ведении которого находились закрытые города, где добывались уран и золото, - служил следователем, помощником, заместителем прокурора в городе Навои (Средняя Азия). В 1979 году переведен на должность прокурора воинской части в Шилке – на урановые и золотые рудники Читинской области. С 1985 года по 1991-й – надзирал за строительством Ингалинской АЭС. В 1998 получил назначение в Санкт-Петербург. С должности первого заместителя прокурора города в 2001 году ушел на должность Северо-Западного транспортного прокурора. После расформирования СЗТП продолжил государственную службу в Управлении юстиции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а затем в Управлении судебных приставов-исполнителей.

Стать сотрудником правоохранительной системы Геннадий Иванович Резонов задумал еще в школе. «Насмотрелся фильмов, проникся милицейской романтикой», - объясняет он. Но, уже будучи курсантом высшей школы милиции, понял, что это все-таки не для него. Однако юриспруденцию не бросил и стал работником прокуратуры. В истории его жизни немало захватывающих страниц, а в трудовой книжке – отметки о 38 поощрениях. И ни одного взыскания.

Геннадий Иванович Резонов родился в непростое послевоенное время в глухой сибирской деревеньке Старокоротино Томской области. После войны минуло всего три года, жизнь была трудной – голодной и полной работы. Ребятишки в деревне также работали с малолетства – и в огородах, и на сенокосе, и на ремонте дорог. А в школу ходили за несколько километров.
Аттестат о среднем образовании (с отличием) Геннадий получил уже в Иркутской области, где жил с мамой после смерти отца-фронтовика. Вопроса – кем быть – не стояло. Насмотревшись фильмов о работе милиции, он поступил в Высшую оперативную школу МВД в Омске. Уже будучи курсантом и проучившись с полгода, понял, что его больше привлекает следственная и прокурорская работа, нежели милицейская. Но, прежде чем поступить в Свердловский юридический институт, отслужил еще два года в милицейском батальоне.

Время учебы Геннадий Иванович вспоминает с восторгом – учиться очень хотелось, а преподаватели, профессионалы высокого класса, только поддерживали это желание. Как результат – полученный в 1973 году красный диплом. Многие выпускники того года заняли потом высокие должности. Юрий Скуратов стал Генеральным прокурором. Александр Розанов – замом Генпрокурора. Геннадий Иванович среди 500 выпускников был третьим в списке самых успешных и самых перспективных. И для дальнейшей службы выбрал 2-е Управление Генеральной прокуратуры СССР, в ведении которого находились закрытые города, где добывались уран и золото. Дополнительным «бонусом» было то, что сотрудник управления, приезжая к месту службы, получал жилье – для Геннадия это было актуально, так как к тому времени он уже был женат и воспитывал дочь. Выбор выпускника удивил преподавателей – в то время все стремились в Подмосковье, а Резонов был готов ехать «хоть куда».
Так молодой прокурор оказался в городе Навои Бухарской области, где коренному сибиряку пришлось привыкать к среднеазиатскому климату. Коллектив в спецпрокуратуре был большой – около 30 человек, все – выпускники Свердловского, Саратовского университетов и МГУ. Вакантным было место помощника прокурора. Но прокурор Митрошин – бывший фронтовик – сказал: не будет из тебя прокурора, если не поработаешь следователем. Так что первый год Геннадий Иванович де-факто был следователем, на второй стал помощником по общему надзору (в это время ему пришлось много поездить по области – по шахтам и рудникам), а на третий уже осуществлял надзор за судом.

Предложение занять освободившееся место зампрокурора стало для молодого специалиста неожиданным. Но прокурор сказал, что видит на этом месте только его…А еще через три года Геннадия Ивановича перевели на должность прокурора воинской части в Шилке – на урановые и золотые рудники Читинской области. Это свое назначение он помнит очень хорошо.
21 марта 1979 года его привели в кабинет к Роману Андреевичу Руденко. «Он посмотрел на меня, а ему самому тогда уже было за 70, - вспоминает Геннадий Иванович, - и говорит – что-то больно молодой прокурор-то (31 год). Спросил – откуда. Представлявший меня начальник управления ответил – из Средней Азии. «А,- протянул Руденко, - так Средняя Азия – это одни коррупционеры и взяточники!». «Да он не из той Средней Азии, он на спецобъектах работал – золото, уран…» «Ну, это люди проверенные», - резюмировал Руденко, пожал мне руку и подписал приказ».

Когда в Литве стали строить Ингалинскую АЭС (а основной костяк строителей составляли военные) Геннадию Ивановичу предложили должность военного прокурора по надзору за строительством (1985 год) – а это ни много ни мало 25 тысяч солдат со всего Союза, море дел – как общеуголовных, так и воинских… А после аварии в Чернобыле внимание к объектам атомной энергетики было весьма пристальным. «Но злоупотреблений не было – ведь непосредственно на строительстве были задействованы специалисты высокого класса, в том числе и из Соснового Бора», - отмечает Резонов. Геннадий Иванович припоминает малоизвестный факт о том, что первый «эшелон» ликвидаторов-чернобыльцев составляли военные. На Ингалинской АЭС они проходили месячные подготовительные курсы. Призывались без медкомиссии, но военная прокуратура настояла, чтобы перед Чернобылем их освидетельствовали – благодаря этому многим тогда удалось вернуться домой, минуя ЧАЭС. Они были не годны даже для нормальной работы, а уж для особо важного объекта тем более...

Если бы не события 1991 года, то семья Резоновых, наверное, так и прожила бы еще несколько лет в Литве, тем более, что к тому времени дочь Геннадия Ивановича уже поступила в пединститут в Даугавпилсе, а сын, родившийся в 1975 году в Навои, приближался к окончанию школы…Но стало понятно, что в смутное время «русскому человеку лучше оказаться у себя на родине». Были варианты обосноваться в Москве, но Геннадий Иванович снова выбрал особо важный и удаленный объект – поехал в закрытый город Красноярск-45 прокурором. Отслужил там семь лет, получив в 1996 году звание генерала.
А в 1998 году Резонова вызвали на «Большую землю» - в Москву или в Петербург. Выбор пал на Северную столицу – здесь жили родственники супруги. И 1 июля 1998 года Геннадий Иванович заступил на должность первого заместителя прокурора Санкт-Петербурга. «Было трудно, хотя работу я знал», - признается Резонов. И поясняет – самый большой коллектив, которым он руководил до этого, составлял 30 человек, а тут – 900 человек только оперсостава. Кроме того прокурор города Иван Иванович Сыдорук и два его зама в тот момент ушли в отпуск. Так что во главе ведомства остались только два человека. «Наверное, к лучшему, сразу окунулся в работу…К сожалению, не обошлось без ЧП – тогда погиб прокурор Ленинградской области Поруков, и мне пришлось принимать ряд решений», - резюмирует Резонов.

В прокуратуре Петербурга он курировал общий надзор – следил за исполнением законов на предприятиях, в учреждениях, во время выборных кампаний.

А в 2001 году Геннадию Ивановичу поступило новое предложение – должность Северо-Западного транспортного прокурора. Но в силу объективных причин служить довелось недолго – по приказу Генпрокурора Устинова институт транспортных прокуратур был расформирован: на высшем уровне посчитали, что специализированные прокуратуры не нужны, что с их объемом работ справятся обычные прокуратуры.

Но и этот небольшой период запомнился Геннадию Резонову работой в прекрасном сплоченном коллективе профессионалов. «С первых дней в этой системе работал Феофил Александрович Кехиопуло – это профессионал высокой квалификации. Магомед Вахидович Шабазов - более 20 лет отработал в этой системе… Литвиненко Сергей Иванович был авиатранспортным прокурором, заместителем Северо-Западного транспортного прокурора. Игорь Долгов…Надзирал за соблюдением таможенного законодательства. Их потом «разобрали» прокуроры субъектов Федерации – ведь они понимали, что им нужны профессионалы в этих вопросах. И ведь через некоторое время сама жизнь показала, что расформирование транспортных прокуратур было ошибкой».

На момент ликвидации СЗТП Геннадию Ивановичу было 53 года, и он решил, что уже не вернется на государственную службу. Но бывший прокурор города Владимир Иванович Еременко уговорил его занять должность замначальника Управления юстиции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Еще некоторое время Геннадий Резонов проработал первым замом, а потом перешел на должность заместителя Главного судебного пристава Санкт-Петербурга. Таким образом государственная служба Геннадия Ивановича продолжилась до 2005 года. Сейчас он трудится в сфере недвижимости, являясь советником президента компании «Терраон».

В семье Резоновых выросла целая плеяда юристов. Дочь Геннадия Ивановича получила второе образование – юридическое – и работает на одном из предприятий Петербурга. Сын окончил юрфак Красноярского университета и в свои 35 лет уже является заместителем прокурора города, чем отец очень гордится. В юридическом колледже учится и старшая внучка…

«Я не жалею, что стал юристом. И горжусь, что попал в такую систему, как прокуратура. Благодаря этой системе, я – паренек из глухой сибирской деревни - стал генералом. А главное – профессионалом в своей работе, как я считаю. Мне довелось работать в такое время, когда человека ценили не по принципу команды, а по личным качествам – желанию к работе, работоспособности…»

В трудовой книжке Геннадия Ивановича Резонова – отметки о 38 различных поощрениях. Он награжден двумя медалями – медалью Анатолия Кони и медалью «За защиту прав граждан». Геннадий Иванович – почетный работник Генпрокуратуры, отмечен также знаком почетного работника таможенной службы.

«Самое главное – все время стремиться к повышению уровня своих знаний. Это и теория, но основное – практика. На производстве нужны профессионалы. Постоянно стремиться к совершенствованию, всестороннему совершенствованию», - советует Геннадий Иванович Резонов молодым сотрудникам органов прокуратуры.