Календарь новостей

Агафонов Владимир Михайлович

Родился 9 ноября 1946 года.

Старший помощник прокурора Новгородской транспортной прокуратуры с 1998 по 2004 год.

Классный чин - советник юстиции.

«В те времена желающих поруководить было много»

К октябрю 1976 года я был старшим следователем прокуратуры Новгородской области в чине юриста первого класса. В двадцатых числах, точнее уже не помню, я находился у себя в кабинете, а вот что помню точно – время: 16 часов 25 минут. Вдруг услышал глухой непонятный звук, но значения ему не придал. А минут через 20 меня срочно вызвал к себе прокурор области, огорошил - на проспекте Карла Маркса только что упал самолет. Проспект - самый центр города. В 300 метрах – железнодорожный и авто вокзалы, в 150 метрах - крупный кинотеатр, на расстоянии менее километра вообще здание обкома партии и Советских органов. С учетом этого реакцию на событие, и так трагическое, представить себе не трудно.

От здания областной прокуратуры до места падения самолета было меньше километра, потому на место происшествия я прибыл быстро. Надо сказать, в тот день стоял сильный туман, к моменту падения самолета уже на расстоянии пяти метров видимости не было никакой. Такого тумана я больше никогда и не видел. Потому и собственно места происшествия видно не было, только всполохи огня – пожарные уже работали.

Очень оперативно оцепили место падения и решили к осмотру места происшествия приступить утром, после ликвидации пожара. Выяснилось, что самолет ЯК-40, следуя из Сыктывкара в Новгород, потерял ориентировку в густом тумане и врезался в жилой дом.

С раннего утра я с группой следователей приступил к осмотру, был старшим. Мало того, что таких дел мне расследовать не доводилось (шутка ли – авиакатастрофа), а тут еще сильно мешала суета чиновников, как обычно в те времена желающих «поруководить», да и непосредственно за оцеплением постоянно стояла плотная толпа любопытных горожан.
Опыт взаимодействия с такими «товарищами» по работе с другими громкими делами у меня был. В то время не у многих работников прокуратуры было полное форменное обмундирование. Отец у меня из военных и именно он, спасибо ему, заставил меня в свое время как положено сшить полную форму, в том числе и шинель. Почему я об этом говорю? Потому что когда на месте происшествия я появился в полном форменном обмундировании, все встало на свои места. Мои указания стали выполняться быстро и точно. За оцепление были выведены все посторонние, работать стало легче.

На второй день осмотра, в завалах нашли «черный ящик». Я к тому времени уже успел кое-что подчитать о расследовании таких событий и понимал ценность такой находки для следствия.

…Стоим, ждем криминалиста, что бы по уму все зафиксировать и тут я замечаю, как за линию оцепления кучкой заходят человек десять в форме летчиков гражданской авиации и сразу же направляются к «черному ящику». Главный из них командует: забрать «ящик». Чувствую, что большое начальство, но, думаю, ничего подобного – ящик не отдам. Четким шагом подхожу, отдаю честь и докладываю, что, мол, старший следователь прокуратуры, веду осмотр места происшествия. Представляется и он – Первый заместитель министра гражданской авиации СССР. Потом диалог - кто ж тут теперь главный? Я ему и говорю: «На месте происшествия главным по закону является следователь». Думаю, моя решительность подействовала. Отдам должное такому высокому чину - тон разговора изменился и пока работали криминалисты чин терпеливо ждал. За спиной стоял прокурор области, постоянно дергал меня за шинель и шептал: «Отдай ему ящик, отдай». Тут и криминалисты прибыли, зафиксировали, как положено, а я своей печатью опечатал «черный ящик» и отдал летчикам.

Особого внимания этому случаю я не придал - что тут особенного? Да и деньки начались горячие, дело было в моем производстве. Однако, оказалось, больше всего событием был впечатлен прокурор области, он ведь сам все видел. Мне потом рассказывали, как он с большим удовольствием и на коллегии прокуратуры, и в партийных, Советских органах рассказывал, как утерли нос заместителю министра, сбили с него спесь.

Казалось бы и все, но незамеченным тот случай не остался и через три месяца по представлению того же прокурора области приказом прокурора РСФСР № 95к от 24 января 1977 года я был назначен на должность Новгородского транспортного прокурора.

Вот так и началась моя прокурорская служба, продолжавшаяся с некоторыми перерывами до января 2004 года.